Служба корабля

Вы здесь

Кампания 1713-1714 гг.
Первая кампания корабля «Полтава» началась 2 мая 1713 года в составе котлинской эскадры вице-адмирала Корнелиуса Крюйса (4 корабля и 2 фрегата) выходом в крейсерство к Березовым островам для соединения с Ревельской эскадрой капитан-командора Рейса. Эскадре под командованием Крюйса поставили задачу удерживать превосходящую шведскую эскадру маневрами в открытом море или атаковать шведов, если те будут располагать небольшим числом кораблей.
 
В полдень 8 мая эскадры Крюйса и Рейса соединились у острова Сескар; объединенная эскадра имела 13 судов и 450 орудий. Крейсерство эскадры продолжалось до середины 7 июня 1713 года, когда Пётр I на шняве «Мункер» прибыл в эскадру Крюйса и заночевал на «Полтаве».  В следующие два дня корабль участвовал в учебных маневрах флота, а Петр занимался осмотром кораблей ревельской эскадры. 10 июня флот прибыл к Красной горке для снабжения кораблей провиантом, установки артиллерии на купленные за границей корабли и пополнения корабельных команд. Еще через два дня Пётр I, дав вице-адмиралу Крюйсу указание выйти в начале июля в Гельсингфорс (Хельсинки), покинул флот и отправился в Санкт-Петербург.
 
2 июля 1713 года на рейд Гельсингфорса, осаждаемого русскими войсками, прибыла эскадра шведского вице-адмирала Лилье (9 кораблей и 2 фрегата). Еще 3 шведских кораблях блокировали с моря Ревель (Таллин), где в это время находились пять недавно купленных за границей русских военных кораблей. После получения известия о появлении близ Гельсингфорса эскадры Лилье царь 4 июля прибыл на остров Котлин и поднял свой флаг на корабле «Полтава». 7 июля Пётр I, желая усилить флот ревельскими кораблями, предложил отправить эскадру Крюйса к Ревелю и затем атаковать эскадру вице-адмирала Лилье.
 
9 июля «Полтава» в составе эскадры вице-адмирала Крюйса (13 вымпелов) направилась от острова Котлин к Ревелю. Вечером 10 июля у острова Гогланд с фрегатов эскадры, шедших в авангарде, был замечен отряд из трех шведских линейных кораблей. За кораблями была начата погоня, продолжавшаяся до 8 часов утра следующего дня, когда передовые русские корабли («Выборг», «Рига» и фрегат «Эсперанс») сели на мель. «Полтава», также шедшая впереди большинства других кораблей эскадры Крюйса, избежала участи первых трех. Шведский отряд, оторвавшись от русской эскадры, соединился в Гельсингфорсе с эскадрой Лилье. Утром 16 июля «Полтава» прибыла в Ревель. Соединившись с ревельскими кораблями, эскадра Крюйса через два дня вернулась на рейд у форта Кронштлот (Кронштадт).
 
К началу мая 1714 года из Кроншлота могла выступить эскадра из 10 кораблей (в том числе корабля «Полтава»), 5 фрегатов и 3 шняв. Вторая эскадра, из 7 кораблей, находилась в Ревеле. Всего в кампанию 1714 года Балтийский флот выставил 25 вымпелов (1 070 орудий и 7 000 человек экипажа), не считая мелких судов. Задача, поставленная корабельному флоту, состояла в прикрытии действий галерного. 20 мая «Полтава» в составе кронштадтской эскадры вышла в море и на следующий день подошла к Березовым островам, прикрывая движение галерных эскадр русского флота. 31 мая корабельный флот направился от Березовых островов в Ревель, куда и прибыл 11 июня 1714 года.
 
Вечером 17 июня у Ревеля показалась шведская эскадра из шести кораблей под командованием вице-адмирала Лилье. Выйдя вместе с пятнадцатью другими кораблями ревельской эскадры в море, «Полтава» на протяжении 13 часов участвовала в погоне за шведской эскадрой. Возглавлял преследование Пётр I, державший свой флаг шаутбенахта (военно-морской чин) на 60-пушечном корабле «Святая Екатерина», шедшем во главе авангарда эскадры. Но из-за того, что большая часть русских кораблей в ходе погони отстала от головного корабля, преследование шведской эскадры было прекращено и «Полтава» в числе других кораблей возвратилась в Ревель.
 
В июле 1714 года россияне одержали очередную победу на море над шведами при Гангуте, и в честь этого события государь устроил военно-морской парад. 4 августа «Полтава» в составе эскадры капитан-командора Шельтинга покинула Ревель и 14 августа прибыла в Гельсингфорс, а 24 августа вместе с остальной эскадрой отбыла из Гельсингфорса к острову Котлин, где и была оставлена на зимовку.
 
Кампания 1715 г.
Кампанию 1715 года линейный флот начал поздно. 4 июля в составе эскадры под командованием генерал-адмирала Апраксина (30 корабельных и 40 галерных вымпелов) «Полтава» покинула рейд Кроншлота и 8 июля прибыла в Ревель, где должна была соединиться с англо-голландской эскадрой адмирала Джона Норриса. Однако та ушла из города в конце июня. Петр I отдал приказ русскому флоту крейсировать между островами Оденсхольм и Даго. 24 июля «Полтава» вместе с остальным флотом вернулась в Ревель, куда за день до этого вернулся флот адмирала Норриса. Спустя 3 недели часть корабельного флота под командованием Апраксина покинула Ревель, а 9 линейных кораблей, в том числе и «Полтава», были оставлены в Ревеле на зимовку.
27 января 1716 года Петр включил «Полтаву» в состав отряда капитан-командора Сиверса с целью похода в Копенгаген для встречи купленных за границей кораблей. Царь придавал огромное значение этой операции и планировал выйти в море как можно раньше, чтобы опередить шведский флот. Поэтому уже 7 февраля генерал-адмирал Апраксин отдал распоряжение начать килевание «Полтавы», а неделю спустя приказал изготовить для нее новые грот-марса- и фор-марса-реи. Несмотря на принятые меры, опередить шведский флот не удалось и отряду Сиверса пришлось вернуться в Ревель.
 
С 20 апреля по 12 мая линейный корабль «Полтава» в составе ревельской эскадры находился в крейсерстве до острова Борнхольм. После того как шведский флот ушел в Карлскрону, «Полтава» с остальными кораблями эскадры вновь отправилась в Копенгаген и прибыла туда 19 июля 1716 года. В течение десяти дней, в начале августа «Полтава» находилась в Балтийском море в составе четырех объединенных флотов (русского, датского, английского и голландского). 22 октября того же года «Полтава» завершила кампанию в Ревеле.
 
Кампания 1717 г.
С 12 по 14 апреля 1717 года «Полтаву» вновь килевали. В мае «Полтава» находилась в крейсерстве от западной оконечности острова Даго до Гангута. В первой половине июля корабль принимал участие в крейсерстве эскадры из четырнадцати линейных кораблей по командованием генерал-адмирала Федора Матвеевича Апраксина непосредственно у берегов Швеции и обеспечивал высадку десанта на остров Гогланд.

В начале августа 1717 года во время преследования шведского 6-пушечного капера (судно, принадлежащее частным лицам, с разрешения государства принимающим участие в военных действиях) корабль сел на мель, получив при этом повреждения. В ходе осмотра и выявления повреждений «Полтавы», проведенных в Ревеле, в днище была обнаружена гниль. Поэтому для проведения тимберовки (ремонта) ее отправили в Санкт-Петербург.
 
Указом от 30 октября 1717 года Петр узаконил правило, «в каком положении содержать во флоте кораблей линейных и число людей, кроме обер офицеров»:
 
4 по 90 пушек – 700 чел.
4 по 80 пушек – 600 чел.
12 по 66 пушек – 450 чел.
6 по 52 пушки – 330 чел.
 
Кампания 1720-1721 гг.
С конца июля 1718 года по 1719 год «Полтаву» тимберовали в эллинге Санкт-Петербургского Адмиралтейства. В этих работах принимали участие французский корабельный мастер Пангало и машинный мастер Топа (Topaz), который соорудил механизм для подъема «Полтавы» на эллинг. В апреле 1720 года отремонтированный корабль на камелях (парных плавательных средствах (понтоны) для поддержания корабля на воде для проводки по мелководью) перевели в гавань острова Котлин. 12 июня в составе эскадры из 9 кораблей под командованием капитан-командора Фангофта "Полтава" совершила переход от Котлина в Ревель и в дальнейшем находилась, вместе с остальной эскадрой, в крейсерстве между Гангутом и Рогервиком.
 
Утром 5 мая 1721 года «Полтава» в составе эскадры из семи линейных кораблей вышла из Ревеля для участия в крейсерских операциях в Балтийском море. 9 мая у мыса Дагерорт во время сильного шторма рангоут корабля получил серьезные повреждения (сломались фок- и грот-мачты), вследствие чего корабль отстал от своей эскадры. Спустя 8 дней, 17 мая, корабль вернулся в Ревель, откуда был отправлен на ремонт в гавань Котлина.
 
В августе 1721 года Петр назначил «Полтаву» в линию де баталии (в кордебаталию, командир – капитан Вильстер); флагманским кораблем генерал-адмирала в линии показан «Гангут» (командир капитан Гохстрат). Авангардом командовал сам Петр, арьергардом – вице-адмирал Гордон. Государь распорядился: «Флаги иметь на кормах: кордебаталии белой, авангардии красной, ариергардии синей».
 
Последняя кампания
В 1722 – 1723 годах «Полтава» в составе эскадр Балтийского флота находилась в практических плаваниях в Финском заливе для обучения экипажа, а после кампании 1723 года в море уже не выходила. В начале 1724 года Адмиралтейств-коллегия оценивала боеготовность корабля следующим образом: «Оный корабль хотя б готов, однако ж в компании лутче ему не быть, понеже стар и недействителен в море».
 
13 мая 1725 года указом Адмиралтейств-коллегии с «Полтавы» сняли пушки и пушечные станки для установки на корабле «Москва». Осенью того же года было проведено килевание (наклон судна с целью осмотра и ремонта его подводной части) корабля. По указу Адмиралтейств-коллегии «Полтава» была определена в кампанию 1726 года (командиром был назначен капитан Весслинг), однако позже Адмиралтейств-коллегия исключила «Полтаву» («за ветхостью») из списка готовых к кампании кораблей. В следующие два года она продолжала оставаться в Кронштадтской гавани, ожидая ремонта.
 
16 января 1729 года Адмиралтейств-коллегия направила в Верховный тайный совет доношение, в котором сообщалось, что «Полтава» и пять других линейных кораблей («Нептунус», «Св. Александр», «Ревель», «Ингерманланд» и «Москва») «к употреблению в службу за гнилостью не годны и починить, пока при Кронштадте доки отделаны будут, негде». Так и не получив необходимого ремонта, линейный корабль «Полтава» был разобран по негодности после 1732 года.