Интервью с главным конструктором верфи "Полтава"

  

07-03-2018


«Я с трудом представляю, как  предки строили такие корабли, без большого количества рабочих чертежей».

Олег Коробкин, главный конструктор верфи «Полтава»

 

С момента установки первого шпангоута  на киль линейного корабля «Полтава» прошло 4 года. Сейчас корпус корабля готов на 90%: достроены все палубы и переборки, проведена герметизация наружной обшивки корабля и настила палуб.

 

Как и при строительстве любого корабля в XXI веке, сначала все детали создаются на компьютере, и только потом их воплощают в дереве. О проектировании «Полтавы» рассказал главный конструктор верфи Олег Коробкин.

 

– К моменту, когда был изготовлен первый шпангоут «Полтавы», какую работу уже проделали конструкторы?

 

– До того, как создаётся первый рабочий чертеж детали, по которому её изготавливают, судно должно быть полностью решено. Это значит, что должно быть понятно, каким оно будет: сколько палуб, шпангоутов, какая у них будет геометрия, должны быть известны все размеры, сечения, решены основные узлы соединений.  Перед тем, как мы выпустили первый рабочий чертёж, мы выполнили эскизный проект и большую часть проектной документации судна в постройке (технический проект).

 

– Сколько чертежей на сегодняшний день выпустило конструкторское бюро «Полтавы» и сколько ещё предстоит сделать?

 

– На данный момент мы выпустили уже около 1500 рабочих чертежей. И это, конечно, далеко не всё. Сейчас готовы все рабочие чертежи корпуса, полностью спроектирован  рангоут, на финальной стадии находится проектирование судовых систем, заканчиваем готовить детальные чертежи элементов такелажа парусного вооружения. В ближайшее время приступим к выпуску эксплуатационной документации. 

 

– Сколько конструкторов в команде и как распределяются задачи?

 

– Основная команда состоит из четырех человек. Мы также привлекаем дополнительных специалистов для решения целевых задач. Например, прорисовка деталей парусного вооружения и рангоута, уточнение проектов судовых систем. Работа строится так: сначала нужно разработать узел, понять из каких деталей он состоит, как они крепятся. Далее - проработать этот узел так, чтобы  детали, из которых он состоит, было проще изготовить и собрать. И, наконец, подготовить рабочие чертежи. Моя задача – следить за тем, чтобы все части проекта состыковывались друг с другом, и контролировать все процессы.

 

– Приходится ли переделывать какие-нибудь чертежи?

 

– Конечно, иногда приходится переделывать рабочие чертежи.  Дело в том, что мы в КБ проектируем для условно идеальной ситуации, но жизнь вносит свои коррективы. Например, может не быть подходящего по размеру бревна, из которого необходимо вырезать деталь. Тогда мы переделываем чертеж, дробим одну деталь на несколько частей. Или когда производство предлагает более технологичный способ сборки деталей.

 

– Какую деталь было сложнее всего проектировать?

 

– Фашенпис. Это полноразмерный V-образный наклонный шпангоут, который ох как тяжело и интересно было проектировать.  Сначала мы голову ломали над тем, как правильно нарисовать эту деталь, да ещё так, чтобы максимально упростить процесс сборки. Потом в цеху плотники решали эту интересную задачу.

 

– На какие исторические источники вы опираетесь при проектировании «Полтавы»?

 

– Сохранились некоторые архивные материалы. Один из таких документов – построечная ведомость подобных кораблей («Дело 67», нач.  XVIII в.,  РГА ВМФ). Оттуда мы берём информацию по размерам корпусных связей. Как строились корабли в XVIII веке нам известно. Т.е. из каких частей они состояли, какая последовательность при строительстве. Наша задача – выбрать правильные размеры и всё это корректно соединить с учётом современных требований морского регистра ( Российский морской регистр судоходства). Конечно, многих узлов соединения, которые есть на современной «Полтаве», 300 лет назад ещё не было, их просто не придумали. Мы часто используем более современные узлы, поскольку они технологичнее и прочнее. Но это только в тех местах, которые скрыты от глаз, это не влияет на исторический облик корабля.

 

– А вообще принципы строительства сильно отличается сейчас от петровских?  

 

– Главное отличие – в способе сборки. При Петре на судно устанавливались отдельные детали, мы, зачастую, устанавливаем целиком собранные узлы.

Чем больше я проектирую этот корабль и смотрю на то, как его строят, тем больше я удивляюсь тому, как это делали наши предки. Мы используем 3D моделирование, в петровские времена всё рисовалось в плоскости. Я с трудом представляю, как  предки строили такие корабли, без большого количества рабочих чертежей. Как, например, Скляев ( Федосей Скляев – корабельный мастер, строитель корабля «Полтава» 1712 г.) доносил до рабочих, что они должны изготовить. Некоторые исторические источники сообщают, что зачастую плаз вычерчивался на песке и оттуда строители брали информацию. Тем не менее, корабли в те времена строили отлично, раз они участвовали в боях, выдерживали штормы.


















Видео

  

Корабль «Полтава» подготовка к спуску и к «Ночи музеев» | Видео демонтаж лесов

Корабль «Полтава» готовят к спуску на воду | Телеканал «Санкт-Петербург»

На «Полтаву» установили последнюю доску обшивки


















54-ПУШЕЧНЫЙ ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ 4 РАНГА. «ПОЛТАВА», СПУЩЕН НА ВОДУ В 1712 ГОДУ.

Адрес:

1197229, Россия, Санкт-Петербург, пос. Лахта,
ул. Береговая, д. 19, литера А
N 59°59’058’’ E 30°09’765’’ MK 280°- 100°



Контактная информация:

Тел.:
+7 (812) 244-98-33

e-mail: poltava1712.spb@gmail.com





Вы можете подписаться на рассылку «Полтава»!