Герой дня

Вы здесь

Андрей - ведущий конструктор на верфи исторического судостроения “Полтава”. Он занимается как проектированием всего корабля, так и прорисовкой и трассированием отдельных деталей. Работа для него любимая и интересная, ведь страсть к кораблям и судомоделированию появилась у Андрея ещё в раннем детстве. 

08.11.2014

Герой дня: Андрей Ахметов

Андрей Ахметов

Ведущий конструктор

У меня интерес к кораблям с самого детства, я не мог дождаться 4 класса, чтобы пойти в кружок судомоделирования. Закончил Санкт-Петербургский государственный морской технический университет, “Корабелку”, как его обычно называют. Потом, в своё время мы начали проектирование пакетбота “Святой Павел”, реплики корабля, участвовавшего в открытии Алексеем Чириковым и Витусом Берингом Америки. Это было приурочено к 250-летию открытия русскими Америки, но, к сожалению, проект так и не увидел свет.

Далее мы получили заказ из Петрозаводска на проектирование шхуны. Таких шхун было построено 5, и все они сейчас ходят по свету под иностранными флагами. Одна из них - вообще фантастическая. Она исполняет роль того кораблика, что принёс англичанам известие о гибели адмирала Нельсона. Эту шхуну приобрела Великобритания, казалось бы, самая великая морская держава, опыт кораблестроения у которой перенимал ещё Петр I. Такое интересное вышло совпадение.

Теперь я сочиняю корабль «Полтава». Практически все детали, уже готовые, выпиленные, построенные, прошли через мои руки. Например, я занимался футоксовкой шпангоутов - распределял целый шпангоут на отдельные детали - футоксы, из которых они состоят. Но, фактически, все детали проходят несколько стадий, и каждый из наших конструкторов с ними работает, а самое общее руководство - за нашим главным конструктором - Олегом Коробкиным, который направляет нас и избавляет от лишней многозадачности, насколько это возможно, чтобы мы могли спокойно сочинять, конструировать, творить.

Сегодня, например, я занимаюсь стрингером. Это мощная продольная связь, скрепляющая в днище корабля весь поперечный набор. Её нужно правильно оттрассировать, чтобы она проходила там, где нужно, не гнулась сильно на ребро и была реальной в изготовлении. Эти несколько задач мы решаем при изготовлении любой детали. Я делаю первый вариант, смотрю, подходит он или нет, потом второй, а это - уже третий, это, в некотором смысле, метод подбора. 

Если говорить о том, с чего всё начиналось, нужно вспомнить дело №67, это один из немногих подлинных документов о «Полтаве», раскопанный нашими историками в архивах. Это опись всех корабельных членов, даже не чертеж, а скорее подсчет стоимости изготовления корабля. И помимо того, что написанное не так и просто разобрать, данных непосредственно о конструкции нашего корабля там содержится немного. Но, к счастью, отлично сохранилось много чертежей аналогичных кораблей - например, английских, очень похожих на русские корабли XVIII века. Так что информация из различных источников cкомпиллировалась, и получился нынешний теоретический чертеж «Полтавы».

Первые чертежи делали даже не мы, их заказывали в строительной фирме “Рикошет”, но, столкнувшись с некоторой спецификой работы этой фирмы, заключавшейся в постройке не деревянных, а более современных кораблей, из металла и пластика, нам пришлось переработать, переиначить эти чертежи и сделать их более реальными для постройки деревянного корабля XVIII века. 

В петровские времена такие теоретические изыскания были ни к чему. Я думаю, мастер впитывал методу кораблестроения с детства. Традиция судостроения развивалась постепенно, ускоренная благодаря Петру I, но эта традиция жила в мастере. Многие вещи, которые нам в эпоху современного судостроения кажутся непонятными, которые нам приходится осознавать, “открывать заново”, для мастеров того времени были очевидными. 

Но это открывание, на самом деле, очень интересная часть работы. Когда ты понимаешь, почему нужно делать именно так, сращиваешь какие-то вещи сначала в своей голове, а потом в чертежах, и далее - в настоящих деталях из дерева, это очень захватывает. Есть, конечно и более рутинные вещи в работе, и более творческие, но я считаю, что занимаюсь самым увлекательным делом, порой мне даже снится корабль и моя работа. Из “ничего” получается такая красота.

Сложности тоже присутствуют. Например, нужно всегда соотносить теоретические детали и реальный материал - дубы. Таких деревьев, как в петровское время, сейчас довольно мало, поэтому нам приходится ограничивать себя в размерах. Деталь не может быть бесконечно большой просто потому, что не бывает дуба бесконечной величины. 

А самая большая сложность - это, вероятно, успевать за строителями. (смеется) Так сложилось, что мы решаем две задачи сразу. Проектируем корабль на ходу и одновременно обеспечиваем строителей непосредственно чертежами для изготовления деталей. А это разные вещи. Одно дело - сочинить корабль, а другое - выдавать готовые чертежи, которые уже нельзя будет изменить или выбросить и заменить на новые. Таким образом, мы забегаем вперед, сочиняя, но иногда строители нас опережают.

 

310 лет с момента основания Адмиралтейских верфей

Сегодня очень важный день для кораблестроения России! 

Герой дня: Кузьма Кульков

Кузьма Кульков

Плотник в бригаде по изготовлению шпангоутов

Герой дня: Андрей Ахметов

Андрей Ахметов

Ведущий конструктор

Герой дня: Анастасия Фомина

Анастасия Фомина

Офис-менеджер в конструкторском бюро

Кузница

Кузница - именно то, чего так не хватало нашей верфи для изготовления аутентичных металлических деталей, включая гвозди, немаловажные части колес пушек, отлитых для «По