Герой дня

Вы здесь

Александр - бригадир килевой бригады. Он рассказал, с каким трудностями сталкивается его бригада при изготовлении элементов киля, и как эти и другие сложности, возникающие при строительстве корабля, преодолеваются каждый день.

29.09.2014

Герой дня: Александр Иванов

Александр Иванов

Старший плотник, бригадир килевой бригады. 

Наша бригада занимается изготовлением и установкой элементов килевого набора корабля. Килевой набор это позвоночник судна, то, на чем стоят шпангоуты. (справа - соединение двух штук киля)

Соединение двух штук киля

Бригада начала свою работу в феврале, тогда мы искали первые штуки киля на бирже, ещё в виде стволов деревьев, там же, на бирже, происходила их распиловка.

Оттуда деревья везлись ближе к сборочному ангару, где по шаблонам делались замки, которыми они между собой перевязываются. Параллельно с этим подготавливались стапель и килевые подушки, на которых всё это выкладывается. И одновременно же шел поиск деталей для килевого набора - сначала продольного, а затем и кормовой части, дейдвудов и носовой оконечности.

Нос корабля образуют порядка полутора десятков деталей, взаимосвязанных между собой. Сейчас почти все элементы найдены в виде леса, заготовок, большая часть из них обработана, выгнана в размер.

Но для того, чтобы начать сборку и монтаж носовой части корабля, нужно найти абсолютно все детали, все их сделать по чертежам, в точный размер. А дальше предстоит большая работа по пригонке деталей между собой - они должны прилегать друг к другу максимально плотно.

Это, естественно, дело не быстрое. Но мы работаем старательно, преодолевая разные трудности, как, например, поиск леса. 

Элементы киля - одни из самых больших элементов корабля. И просто найти здоровые стволы дуба нужной величины, без гнили, каких-либо повреждений, затрещин - уже непросто. На одну готовую деталь уходило до 10 прекрасных претендентов на неё. Берется плаха, начинет выпиливаться деталь, и вскрываются какие-то дефекты, которые выявляют непригодность детали. В зависимости от её качества и размеров мы либо отдаем её другим бригадам, если она подходит, например, для какой-либо части шпангоута. А совсем непригодные детали, к сожалению, отправляются в утиль. Бывает и такое - например, морозобойная трещина по всей длине или серединная гниль…

На сегодняшний день мы устанавливаем кормовые дейдвуды. Это элементы киля, они устанавливаются в носовой и кормовой частях корабля на килевых штуках для того, чтобы плавно повышать уровень парусника. В средней части корабля шпангоуты устанавливаются на килевые штуки, а в кормовой и носовой - на дейдвуды. Таким образом, дейдвуды помогают сделать очертания корабля плавными.

До верфи я не имел дела с судостроением, но уже умел работать с деревом. Здесь, конечно, особая специфика работ и по масштабу, и по материалу. С таким объемом дерева мало кому кроме корабелов приходится сталкиваться.

Каким-то вещам я научился здесь, благодаря тем мастерам, которые имели опыт работы на верфях именно деревянного судостроения, а чему-то научился сам, читая и перенимая профессиональные ухватки и тонкости работы у местных мастеров.

В работе мне нравится решительно всё. В этом, наверное, прелесть работы по созданию каких-то элементов с нуля. Есть тут и более тяжелая, физическая работа, когда надо перегружать бревна, работать с бензопилой, иногда в очень неприятных климатических условиях на улице, с неудобными местами подхода и освещения… В такие моменты можно размяться и побороться со стихией. А есть периоды, когда большая часть излишков материала уже снята, и остается уже точная доводка по нужным размерам детали. Это тоже очень интересно - когда начинаешь справляться с этими миллиметрами, пытаясь соединить детали максимально плотно. Когда получается достигнуть такой максимальной сплоченности - это большая радость. И мы, конечно, стараемся, чтобы это получалось каждый раз.

Жить в петровскую эпоху я бы не хотел. Было бы интересно посмотреть - сходить на экскурсию. Мне почему-то кажется, что романтика там закончится очень быстро и суровая действительность петровского времени возьмет верх. Мы всё-таки привыкли жить в более приятных условиях.

 

Герой Дня: Александр Кравчук

Александр - плотник и бригадир на верфи «Полтава». Свою работу он сравнивает со школой - так много кораблестроительных тонкостей пришлось усвоить за год работы!

Герой дня: Дмитрий Ларионов

Дмитрий работает на «Полтаве» плотником в бригаде по изготовлению шпангоутов. На верфь исторического судостроения его привлекла, главным образом, морская романтика.

Герой дня: Александр Иванов

Александр - бригадир килевой бригады. Он рассказал, с каким трудностями сталкивается его бригада при изготовлении элементов киля, и как эти и другие сложности постройки корабля преодолеваются каждый день.

Герой дня: Александр Ларионов

Александр работает на верфи «Полтава» плотником в бригаде по изготовлению шпангоутов. Романтика, которой окутана верфь исторического судостроения, где строится полномасштабная реплика линейного корабля Петра I, привлекла его на эту работу.

Герой дня: Александр Фролов

Александр Фролов

Судовой механик, токарь, плотник, бригадир